Больше, чем чай: Интервью с основателями проекта ARTEAFACT

Роман Короткин и Вадим Шелкопряд о реликтовых столах для чайной церемонии с острова Бали и чайном клубе в центре Москвы.

У китайцев есть такой обычай: в начале деловой встречи предлагается выпить чай. Пока пьются первые три чашки чая, собеседники могут затрагивать любые темы, кроме той, ради которой пришли. Всему свое время, говорят в Китае. Чаепитие устраивается для того, чтобы волшебная сила чая подействовала, и сердца собеседников начали бы биться в унисон. Таким образом чайная церемония помогает достичь мира и взаимопонимания.

Несколько лет назад Роман Короткин был бизнесменом и бежал в сумасшедшей погоне за капиталом – бежал изо всех сил, чтобы просто оставаться на месте. Нужно было обязательно доказать что-то всем вокруг, а главное себе… только вот что именно? Понять и обрести себя — долгий путь, его невозможно ускорить. В итоге, мы всегда приходим к конечной цели в нужный момент. Для Романа гонка закончилась поездкой на Бали, где он нашёл то, что ищем мы все – внутреннюю гармонию и любовь.

Именно на Бали родился уникальный проект ARTEAFACT (arteafact.art). Создание уникальных чайных столиков из окаменелых деревьев – это сложнейший и кропотливый процесс, поскольку материал очень хрупкий. Ему несколько миллионов лет! Но мы не торопились, пили чай и поговорили с основателем ARTEAFACT Романом Короткиным о проекте, умении не торопиться и немного о любви.

С чего начался ваш бизнес? Как вы пришли к культуре чайных церемоний?
Идея создания проекта Arteafact родилась на Бали, куда я переехал 5 лет назад. До 2014 года я успешно занимался туристическим бизнесом, но потом всё как будто начало разваливаться, начались проблемы со здоровьем и единственным выходом было уехать. Бали – идеальное место, где можно вылечить душу. Для тех, кто становится на путь духовного развития необходимо, чтобы сначала все разрушилось. Иначе не получится построить что-то новое на старом месте. Меня пригласили жить в месте, где останавливаются творческие люди и изучаются практики. Через несколько месяцев моего пребывания туда же приехал монах, который был также мастером чайных церемоний.

Тогда и родилась идея?
Не торопитесь (улыбается). Меня потрясло и заворожило то, что делал этот монах. У меня была тысяча вопросов: почему чашечки такие маленькие? А зачем вода выливается? А что? А как? Этот монах, по сути, принял меня в свои ученики. После двух месяцев он подарил мне свой чайный набор. Я был очень рад этому, но у меня не было стола для чайной церемонии. Я решил, что надо сделать его самому. А если ты хочешь что-то сделать, то надо это делать хорошо. Я посвятил много времени изучению этого вопроса. Путь занял полтора года. Хотя и тогда я еще не мог найти свой материал. Однажды на мебельной выставке я увидел окаменелое дерево и понял: я в нужном месте в нужное время. Материал был найден.

Что особенного в этом материале?
После извержения вулкана выбрасывается огромное количество пепла. Потом он оседает на земле и в некоторых случаях может образует слой толщиной до 7-10 метров. Далее пепел создает плотную оболочку, под которой образуется вакуум. В таком вакууме дерево перестает гнить. А за очень долгое время происходит замещение – вода выносит органику и приносит минералы.

Сайт — это как каталог, который я всегда ношу с собой, который могут увидеть люди в разных уголках земли и при этом у них есть возможность получить очень точное и полное понимание о моей продукции.

И каков срок такого замещения? 20-30 лет?
Такой процесс может занимать от 5 до 250 миллионов лет. Это сложно себе представить! Мы в своём производстве используем материал возрастом около 20 миллионов лет. В основном этот материал находится на островах Ява и Суматра. Уникальность заключается в том, что, по сути, дерево стало минералом. По плотности материал сопоставим с гранитом, но при этом он невероятно хрупкий. Для обработки подходят только алмазные инструменты. А поскольку материал очень хрупкий и впоследствии планируется, что он будет постоянно соприкасаться с горячей водой (что заставляет материал двигаться), то даже мельчайшая трещина приведет к тому, что стол попросту развалится. Так что поиск идеального куска может занимать очень долгое количество времени.

Получается, что процесс изготовления каждого столика занимает 20 миллионов лет и еще пару месяцев?
(Смеется). В каком-то смысле это действительно кропотливый процесс. Но всему свое время.

Как родилась идея так назвать проект?
Мы очень долго думали над названием, но пришли именно к arteafact. Во-первых, потому что чайная церемония – это настоящее искусство, поэтому art. Tea — потому что это история о чае. И все это является фактом – fact.

Но уникальность вашего проекта не только в материале…
Задача была сделать что-то качественное и красивое. Это то, что потом можно с гордостью передавать детям и что потом служило бы века. Мы хотели, чтобы этот чайный столик был уникальным предметом искусства, но при этом мог вписаться в любой интерьер. Более того, каждый столик делается под будущего владельца. Мы выполняем на столиках индивидуальную гравировку символов, некий алтарь, который усиливает положительную энергетику ее обладателя. Все это высчитывается с помощью системы китайской книги перемен, ведической астрологии или human design. Подбираются сакральные символы, которые усиливают структуру человека, когда он пьет чай. Более того, мы проводим обучение для наших заказчиков: начиная от истории чая и выбора воды, где расположить столик, какие должны быть температуры воды для заваривания, как проводить чайную церемонию для себя, для двоих и т.д.

Если правильно подобрать материал, ты вы сможете проводить 16-часовые переговоры и при этом не чувствовать ни малейшей усталости.

Ваш основной покупатель – кто он? Откуда он?
Это абсолютно разные люди. Бывают заказчики, которые давно изучают искусство чайной церемонии и им может не хватать стола или каких-то предметов. А бывают клиенты, которые начинают с нуля и им надо помочь разобраться. Тогда мы едем к ним и стараемся лично передать знания.

Перед интервью Вы сказали, что планируется новая коллаборация?
Именно. Совместно с моим новым партнером – Вадимом Шелкопрядом – мы планируем совместить два наших проекта и тем самым создать нечто еще более уникальное. Получается чайный клуб с высоким уровнем эстетики, а главное, с точным соблюдением всех тонкостей чайной церемонии, где теперь будут представлены чайные столики из окаменелого дерева, на них же будут проводить церемонии.

А как вы познакомились с вашим будущим партнером?
Пока на Бали шла своим чередом моя история, Вадим Шелкопряд, который изучал чайное мастерство вот уже 11 лет, решил открыть в Москве свой чайный клуб под названием “Arteafact”. Вот такое невероятное совпадение.
То есть получается, два независимых друг от друга проекта существовали и развивались все это время.
Сначала меня одолели, можно сказать, ребяческие эмоции – как так? Это же моё имя! Но потом я решил познакомиться с Вадимом. И так мы стали наблюдать друг за другом в интернете и в каком-то смысле дружить…

Тут начинает происходить удивительное – в нужное время в нужном месте раздается звонок в дверь. В этот момент на пороге решил появиться тот самый Вадим Шелкопряд. Я, конечно, начала грешить на неизвестный мне чай, но вряд ли его сила способна телепортировать.

Вадим, а как вы придумали такое название?
На самом деле оно просто родилось у меня в голове в какое-то мгновение. По сути первые два слова, так же, как и у Романа, означают ‘искусство’ и ‘чай’. Но третье слово связано с месторасположением чайного клуба — старая чайная фабрика постройки 1914 года в Москве. Так что fact – это сокращение от factory.

 Вадим, интересно послушать, а как вы узнали о проекте Романа?
Кто-то из друзей сказал мне, что есть похожий проект с похожим именем. Но у меня не было каких-то негативных эмоций на этот счет. В мире огромное количество имен и огромное количество повторений. Сложилась какая-то переписка… Но по-настоящему важным моментом нашей дружбы стала именно личная встреча, когда я смог посмотреть человеку в глаза и понять – мы будем делать проект. В целом история жизни – это история про личные отношения. У нас разные взгляды на какие-то вопросы, но мы смотрим на то, что нас объединяет. Это определенный тип иронии, эстетика, структура пространства и познание мира.

Роман, вы фаталист? Столько невероятных стечений обстоятельств в вашей жизни – они были предначертаны судьбой?
Я верю в то, что мы можем создавать свою судьбу. Когда я рассказываю свою историю, многие говорят, что это магия. На самом деле, это просто моя страсть и вера в то, что я делаю. С другой стороны, я в своих мыслях всегда молился о человеке, который бы помог мне делиться историей чайного мастерства с миром. И вселенная привела меня сюда, где я встретил Вадима. Так что, наверное, какой-то замысел мог в этом быть.

Вадим, а вы что скажете?
Это как закон квантовой механики – все объекты движутся на встречу друг другу. Не знаю, надо ли было вселенной, чтобы мы встретились. Мне кажется, одновременно существуют множество вариаций. В какой-то мерности мы встретились; в какой-то – нет; в какой-то мерности мы развились до планетарного масштаба; а в какой-то – это были не мы. И все это происходит одновременно.

Роман, а что для вас значит присутствие в интернете?
Для меня присутствие в интернете крайне важно, ведь мой бизнес базируется на Бали – а это очень далеко. Как мне рассказать об уникальных чайных столиках? Только через интернет. Это как каталог, который я всегда ношу с собой, который могут увидеть люди в разных уголках земли и при этом у них есть возможность получить очень точное и полное понимание о моей продукции.

По сути, твое имя в интернете – это вся информация о тебе и о том, что было и будет сделано. Доменная зона .ART – потому что то, что я делаю, это искусство, пусть и не в классическом его понимании.

Доменная зона .ART – потому что то, что я делаю, это искусство, пусть и не в классическом его понимании.

Роман, уже совсем не хочется торопиться. Давайте поговорим о любви? Я знаю, что у вас есть жена. Она как-то помогает вам в бизнесе?
Ой, я ее очень люблю! Мы встретились приблизительно тогда же, когда я придумал свой проект. То есть в тот момент, когда я был готов строить что-то новое в своей жизни. Моя жена из Бразилии, и она человек удивительной энергетики. Она ведет свои тренинги для женщин, помогает им раскрыть и понять себя. У нее свое уникальное дело, и я очень рад, что она его развивает. Когда я с ней встретился, то она дала мне очень много энергии, она помогла почувствовать свою силу. Так что это здорово, что она может помочь и остальным. Говорят, что женщина – это мать-земля, а мужчина – солнце. И они могут существовать только вместе. Так что когда мы встретились, то слились в одно целое и до сих пор вместе. И вот результату нашей любви уже 8 месяцев, начал ползать.

 

БЛИЦ

— ваш энергетический камень?
Рубин, ляпис лазурит и аметисты.

— любимая книга?
«Две жизни» Конкордия Антарова

— три основных качества в человеке, которые вы цените больше всего?
Кураж, честность, доброта.

— если бы поймали золотую рыбку, что бы загадали?
— я бы ее отпустил

— самое сложное в принятии себя?
Самое сложное было подружить мозг с душой. В каком-то смысле мозг – это инструмент, но он всегда считает себя главным. И вот как объяснить своему мозгу, что главное – это душа и сердце, и научить их дружить? Это было максимально сложно. 

NB

С такими людьми, как Роман и Вадим, последний вопрос часто становится началом нового разговора. Я решила спросить, что будет если мы проведем аналогию с современными технологиями. Может ли прогресс довести до расклада, при котором человек станет душой, а технологии начнут «думать», что стали мозгом и руководят нами? Собеседники не подвели.

Роман: Наверное, да. Технологии могут в какой-то момент развиться настолько, что они будут себя считать главной единицей. И в человеческом развитии тоже так было. Но в какой-то момент они должны будут подружиться, ведь одно невозможно без другого. Скорее всего мы пройдём этап, когда машина будет действительно считать себя главной.

Вадим: Эдипов комплекс на машинном уровне. Машина будет думать, что она «над» человеком. По сути то, что происходит между человеком и природой сейчас – тоже борьба этих двух начал в каком-то смысле. Мы в какой-то момент почему-то поверили, что стали выше и значимее природы. Но всё это должно вернуться к гармонии.