Все виды человеческой деятельности - арт. Новое видение индустрии искусства.

Основатель .art Domains Ульви Касимов размышляет о новом экономическом порядке для индустрии искусства, где каждое произведение может стать активом благодаря оцифровке.

Арт. Сегодня этим словом часто обозначается процесс или продукт организации материи с целью влияния на чувства, эмоции, интеллект и т.п.

Тот факт, что искусство возникло и развивалось вместе с человеком, очевиден. Также бесспорно, что искусство послужило началом для всех человеческих активностей. Не случайны словосочетания «искусство войны» или «искусство земледелия», «искусство дипломатии» или «искусство ковроткачества».

Все виды человеческой деятельности – это искусство. Но это настолько долговременный и всеобъемлющий процесс, что мы перестали его замечать, как не замечаем небо над головой в повседневной жизни.

Почему мы об этом заговорили? Среда, из которой мы вышли и в которой существуем, тоже долгое время нами не замечалась. Но потом мы стали понимать, что равнодушие к окружающему нас миру стало влиять на него не лучшим образом. Так возник Киотский протокол, который оценил воздух, которым мы дышим. Всевозможные экологические законы, правила и регламенты в целом обозначили наше отношение к важности этой проблемы. Вопрос окружающей среды прочно вошел в нашу повестку дня и потому есть надежда, что удастся сохранить экологию. А как же искусство и культура?

Можно сказать, что искусство всегда было в числе приоритетных отраслей. Их всегда опекали правители. Мастера искусств всегда были известными и уважаемыми людьми. Так дела обстоят и по сей день. Столько музеев, галерей, выставок. Арт в повестке, он заметен. Но что же не так?

На мой взгляд, место любого явления в мире сегодня оценивается степенью его включенности в этот мир. Никто не поспорит, например, что автомобиль и транспорт в целом являются неотъемлемой частью нашей жизни, причем гораздо интенсивнее, чем арт. Это можно понять, даже просто сравнив объем продаж картин и автомобилей за год. Сравнение будет не в пользу искусства.

Сегодняшний экономический порядок подразумевает, что товар должен перемещаться мгновенно. По крайней мере, чем быстрее, тем лучше. Поэтому стоить дороже может то, что быстрее может перемещаться, а значит, участвовать в обороте. Если у товара нет «быстрых ножек» (например, их нет у зерна), то их приделывают (в виде зерновых фьючерсов) и так называемых производных инструментов. И это касается всего. Неперемещаемый рудник легко перемещается и оборачивается в виде акций на бирже.

Если принять эту гипотезу и посмотреть на арт, то можно увидеть, что у арта нет «ни ножек, ни ручек» в экономической «сельве», но они легко появляются, если посмотреть на арт как на вид экономической деятельности. Если представить, что однажды у каждого арт-объекта появится ID, то несложно представить, к каким последствиям это приведет.

Во-первых, снимается проблема провенанса. То есть истинность происхождения подтверждается общепринятыми процедурами и сертифицируется общепризнанными институтами. Конечно, это не избавит полностью от подделок, как не защищают от фальшивомонетчиков современные финансово-банковские институты. При этом вопрос подделки денег вынесен в сферу правоохранительной системы. То же произойдет и с недобросовестными копиями и откровенными подделками в сфере арта.

Начать подобную сертификацию можно с живущих авторов. Очевидно, что с живым автором определить подлинность всех его работ или, по крайней мере, той их части, о которой он заявит, не составит труда. Тогда вопрос провенанса – это вопрос единого реестра, аналогичного другим ценным и имущественным бумагам.

Во-вторых, произведения искусства становятся, таким образом, активом. Например, картина может висеть в галерее, а ее владелец — меняться со скоростью транзакций.

В-третьих, это позволяет строить большое количество комбинаций деятельности вокруг нового типа активов. Оценочная, промоутерская, брендовая и так далее. Перечислять можно долго. Это неизбежно приведет к тому, что стоимость арта будет расти.

Насколько? Можно попытаться и это спрогнозировать. Взять самое «раскрученное» полотно Да Винчи — «Джоконду», страховая стоимость которой составляет, по слухам, миллиарды долларов. И сравнить с родственным предметом. Например, вещью, принадлежащей бренду из топ-10 самых сильных в мире. Получится, что даже «Джоконду» недооценили в десятки раз. Только отсутствие механизмов оценки сдерживает эту стоимость. И это «Джоконда». А что говорить о других работах. Они могут быть недооценены в сотни, тысячи раз.

Что еще может быть важным в данном контексте? Специфика арта в том, что, если мы покупаем акцию завода, то мы не можем и не должны его сразу увидеть и «почувствовать», однако интернет может дать такую возможность для арта. Время сверхточной, тотальной оцифровки не за горами. Поэтому обращение производных оригинала — тоже рынок, свидетелями появления которого мы скоро станем.