Михаил Шканин о бесконечности искусства и умении уйти в диджитал

Что важнее – форма или содержание? Или на самом деле это два неразделимых понятия? Мы поговорили с замечательным художником Михаилом Шканиным об искусстве. Без ложного кокетства можем сказать, что это человек, к которому применительно понятие ‘гражданин мира’. Михаил мыслит категориями добра, терпения и любви, не только к искусству, но и жизни в целом.

С чего начался ваш творческий путь? Почему вы решили посвятить свою жизнь искусству?
Я с детства всегда любил рисовать, рисовал везде: на фотографиях, стенах, в тетрадях, на неинтересных уроках в школе, садился на заднюю парту и рисовал своих друзей. Мои родители – творческие люди, мама рисовала, поступала в Строгановку, отец тоже любил искусство, поступал в театральный. От деда мне достался ящик с масляными красками и альбомы с репродукциями Рембрандта, Тициана, Рафаэля, Микеланджело, Леонардо. Мне очень нравилось раскрывать их и внимательно рассматривать. Я уже занимался в художественной школе, и мне попалась репродукция Куинджи. Я вдруг подумал: это же так просто – выдавил дедовские масляные краски на палитру, начал копировать, и полный провал. Следующее мощное впечатление – когда готовился поступать в институт и сутками штриховал эти гипсовые головы, я вдруг спонтанно выдавил акварельные краски на лист и они от своей пастозности поплыли, я стал давить дальше и грохнул всю коробку, на то время это было очень серьезным расходом краски, но я получил колоссальное эстетическое наслаждение и создал свою первую абстракцию. Мой первый педагог, а в последствии хороший друг, Александр Мозговой, в студии у которого я занимался, всячески меня поддерживал и развивал не только академические навыки, но и творческие способности. Так я впервые открыл для себя Врубеля, который потом на меня сильно повлиял, я много его копировал и изучал. Потом меня сильно захватила музыка. Под впечатлением Ленинградского Рок Клуба мы играли на гитарах, копировали песни Аквариума, Кино, Зоопарка, Башлачёва, и были звёздами в нашем маленьком городке Cмела в Украине. Меня так увлекла музыка, что к искусству я вернулся после армии. Чётко помню эту мысль, когда я стоял перед выбором между музыкой и живописью. Чем я был увлечен в детстве? Конечно, победило искусство, но музыка осталась очень важным дополнением к живописи.

Вы получили серьезное архитектурное образование, поступили в Киевский Архитектурный институт. Но выбрали путь художника. Почему живопись?
Мой отец инженер, и я хорошо знал точные науки, при этом хорошо рисовал, и под его влиянием выбрал архитектуру. Но я всегда чувствовал, что чего-то не хватает: не мое это все чётко просчитывать и заниматься макетированием. Когда я поступил на архитектурный, параллельно открылась новая специальность художник-педагог, и я не задумываясь перевёл туда документы. Надо было видеть лица моих друзей и преподавателей. Как с такой престижной профессии улететь в никуда? Педагогику я честно всю прогулял, сказав себе, что это будет последним, чем художник может заниматься (потом судьба широко улыбнулась над этим), и сосредоточился на живописи. Я рисовал сутками, мало спал, мало ел, полностью был поглощён живописью.

Я вдруг почувствовал, что искусство бесконечно, и мне захотелось посвятить этому жизнь.

Позже я поступил вольнослушателем в Академию художеств и проработал там 5 лет. Встретил и подружился с Зоей Лерман, которая дала мне совершенно другое образование, раскрыла и повлияла на мое дальнейшее видение искусства.

Какие темы в искусстве Вас вдохновляют больше всего?
Тему от содержания очень сложно оторвать, они постоянно переплетаются и воздействуют друг на друга. Все искусство для меня — это тема любви к … свету, глубине, линии, пятну, ритму, соединению и пересечению ритмов и пятен. Это очень утончённое, личное впечатление, как в романе Марселя Пруста «В поисках утраченного времени».

Михаил Шканин «Разные взгляды»

Вы говорите, что «художник должен находить в себе и совмещать различные полюсы изображения от классики до абстракции и уметь выливать чистое незамутнённое чувство на холст». Получается, что техника не принципиальна, нужно достичь своего бессознательного?
Техника обязательна и очень высокая техника, нужно перепробовать много стилей и направлений, учитывая академический, он дает колоссальную технику, и в определенный момент суметь отказаться от этих знаний и наработок и прийти к собственной тишине, прислушаться и оттолкнуться от нее.
Если вы правильно настроены, всё получится, техника соединится с вашим бессознательным. И это волшебный момент. Это то, что я испытал, выдавив тюбики акварели на бумагу. Мне в этом очень помогли дети, их непосредственные и свободные рисунки дали новый толчок и новое видение.

Михаил Шканин «Движение»

У Вас есть определенные методы, как погрузиться в это состояние чистого творчества и потока? Может быть музыка или медитация?
Я когда открываю дверь своей мастерской, первым делом ставлю музыку, которая меня вдохновляет и помогает улететь. Реже аудио книги.

Главная задача — отвлечь ум во время творчества и отдаться порыву, это очень сложно сделать. Можно думать до творчества, после него, но во время — это тупик.

Тут важно освободить те силы, которые выше и сильнее тебя, дать им путь на плоскость. Важна определенная методичность подхода, каждый день работать, собирать энергию, не давать ей уйти. Это великолепное чувство полной гармонии, но только оканчивается сеанс, все уходит и на следующий день всё по новой. Вечная работа.

Очень важно уметь уходить в себя, но 21 век требует еще умения уйти в диджитал. Как вы к этому относитесь?
Положительно.

Это очень перспективно. Без этого невозможно двигаться вперед. Это вдохновляет.

Но у меня пока не хватает времени в это запрыгнуть.

Есть ли какие-то принципиальные важные моменты при создании сайта, которыми вы можете поделиться с нашими читателями?
Прежде всего – качественно отснятый материал и его подача. Это первое впечатление от вашего творчества. Ролики с вашим творческим процессом и рассуждениями об искусстве.

Мы знаем, что у Вас есть своя художественная студия. Расскажите, как вы пришли к идее ее создания.
После окончания института я устроился преподавать в несколько частных школ, мне нужны были деньги, а это с моим образованием было очень легко. Честно говоря, я относился к этому довольно прохладно, но даже это отношение давало очень высокий результат. И в один прекрасный день директор школы «Фристайл» Виктор Голубков говорит: «Открой студию на базе школы, тебе и делать особо ничего не надо, все дети и так тусуются в мастерской». На что я подумал: «Ещё целый час тратить на занятия…». Но все срослось, и студия появилась. Виктор давал возможность свободно творить, это большая редкость. С тех пор студия обрастает учениками, многие через неё прошли и поступили в престижные вузы Америки, Великобритании. Франции.

Работа с детьми вдохновляет?
На сегодня половина моего времени посвящена преподаванию, это безграничный источник вдохновения. Я многому научился у детей. Их уровень свободы зашкаливает. Это хороший урок!

Узнать больше о Михаиле Шканине можно здесь.